Sartre

противоположности сходятся

... ну да, есть у нас, в конце концов, и последняя инстанция, конечный арбитр, Верховный суд по департаменту словесности, Владимир Владимирович Набоков. Вот как он описывает ту мерку, с которой подступается к литературе, к Достоевскому - в частности.

Collapse )

Но единственна ли она, эстетическая мерка? Задача Достоевского в том, чтобы вывести читателя из состояния послеобеденного благодушия, этического равновесия, добиться внутреннего напряжения. Какими средствами? Самыми непритязательными - приемами детективного жанра и сентиментального романа, заимствованиями из учебников психиатрии, дополняющими собственный трудный опыт. Как он распоряжается достигнутым результатом? Заставляет проделать нравственную работу, гонит в заранее заготовленную лузу (да будь ты хоть Бонапарт, нельзя старушек топором лущить). Когда в гремучую смесь из детектива, сентиментального романа, богословского трактата заведены стержни, охлаждающие текст до температуры, исключающей расплав, тогда страницы Федора Михайловича сулят многия эстетические радости - те самые, о которых толкует беспощадный критик. Что за стержни? Юмор, отрезвляющие реплики второстепенных персонажей, авторские ремарки. В придачу, как бы ни был сомнителен результат (да, роман не проповедь), с задачей выведения читателя из равновесия Достоевский справляется блестяще.

И так ли свободны от этической нагрузки, психиатрической экспертизы и детективных приправ тексты самого Н-ва? Вспомните «Лолиту», непрекращающийся амок девианта Мити Карамазова Гумберта Гумберта, поиски похитителя инфернальницы Грушеньки Ло, убийство отвратительного соперника Федора Павловича Клэра Куилти, ту лузу, в которой оказывается катящийся под ударами кия читатель романа (да будь ты хоть доктор филологии, нельзя губить ничье детство). Почему, пройдясь катком по прочим романам, Н-в лишь слегка пожурил последний, «Карамазовых»? Чернила кончились?

Наконец, не заключается ли разгадка «Лолиты» в этом простом замечании Н-ва:

Collapse )

Не в этом ли все освещающем резком неестественном свете, источник которого заключен в самом Гумберте Гумберте, основной прием автора романа?

Недаром, говоря о Достоевском, Н-в испытывает 'чувство некоторой неловкости'. Что скрывается за этим несбыточным 'желанием развенчать', сопутствующим филологическому разносу? Только ли сокрушения по поводу того, что его аргументы окажутся не доступными читателям с куцым литературным опытом?

Этическое, эстетическое, Достоевский, Набоков... противоположности сходятся.

к этому банальному выводу приходит 'недостаточно просвещенный читатель'
wine

каберне и саперави-2019

два красных сухих базовой линейки краснодарского гиганта ‘Кубань-Вино’ - саперави () и каберне () 2019. нехитрая этикетка-матроска, прессованная пробка - золушки под претенциозным названием ‘Château Tamagne’, которое, будем надеяться, когда-нибудь съедет со скромной наклейки. оба вина хороши: аккуратные, более чем доступные. но если саперави удивляет европейскостью: балансом, спокойным характером, мягкими танинами, то каберне избыточно ягоден, напористо ежевичен, сахар и кислота разъезжаются, как ножки новорожденного оленя. ему бы успокоиться, постоять год-другой, да кто же даст? вина по разные стороны баррикад: если саперави не хватает выразительности (что, повторюсь, удивительно), то каберне слишком напорист.

говорят, Ванде Ботнару, виноделу ‘Кубань-Вино’, особенно удается саперави.

соглашусь
мистер_Паррик

посвящается Меркурию

в узком коридоре на входе в ТЦ санитарный кордон: невысокий мужчина лет пятидесяти мерит температуру. за спиной - прилавок с орехами и сухофруктами, за ним - среднеазиат нежного возраста. останавливаюсь, прицениваюсь к отборному миндалю. привратник тычет в меня термометром, обращается к продавцу:

- вот у него спроси, почему у нас все попы с бородами*.

азиат отрывается от весов, поднимает полные любопытства глаза. меня берет оторопь.

- традиция.

- вот и я говорю, спокон веку, - подхватывает привратник.

- а у нас имам бреется, - реагирует средний азиат, перенося миндалевидные глаза на весы.

довольный - чем, почему? - он бросает на чашку лишнюю пригоршню и протягивает мне пакет с орехами.

хвала Меркурию! он сильнее Пророка и Спасителя
_____
* задним числом я понял, что вопрос обсуждался задолго до моего появления в ТЦ
Sartre

Константинов дар

писать об Ивановой 'поэме', Великом инквизиторе, дело неблагодарное - написаны тома. но и мимо не пройти: соблазн снабдить комментарием темный пассаж, где инквизитор говорит, что во имя счастья большинства орден принял власть над миром, отвергнутую его собеседником Иисусом.

Collapse )

инквизитор отсылает к Константинову дару, сфальсифицированному в VIII в. документу, по которому Константин Великий предоставил Римскому епископу Сильвестру светскую власть над Западной Римской империей. писал об этом лет пятнадцать назад (). точнее, в записи по ссылке рамки шире: об исторических причинах светских амбиций Ватикана.

пройти мимо Бернару () от истории никак нельзя.

Федор Михайлович - иное дело, ему можно
Sartre

смирение Бернара

Бернарами (от физиолога Клода) Митенька Карамазов называл безбожников/ученых, подсовывающих ‘эфику’ вместо Писания и предлагающих радеть о расширении гражданских прав и снижении цен на говядину, а не заниматься ‘философиями’ (богоискательством). всё-то они у него выходят подлецами да мерзавцами.

подставлю-ка я левую щеку под Митину оплеуху:

Collapse )

и Бернарам не чуждо смирение
with Oly

до новых встреч, дед

глядя на твой красный нос, хочется удариться вприсядку под домотканую державинскую анакреонтику. да не перед кем ломиться - румяная снегурка сомлела и удалилась в опочивальню обувную коробку, не дождалась нового года по старому стилю. немудрено - поколение Z, никакого почтения к преданьям старины, к старому летоисчислению.

дед мороз

  ↑ clickable (1200x900 ~0.5 Mb Oly 25 mm f/1.8)

пора и тебе на боковую
мистер_Паррик

хлеба и зрелищ

k_nick как-то заметил, что когда в голливудских фильмах начинается pieing или битье посуды в баре на Диком Западе, у него сердце кровью обливается.

на самом деле, заокеанье изящно справляется с проблемой перепроизводства, обращая излишки хлеба в зрелища. фабрика грёз работает на всю катушку, чем восполняется нехватка мусоросжигающих заводов. остановись киностудии, страна белоголового орлана захлебнулась бы в излишках продовольствия, одежды, автомобилей... you name it. жаль, обратное преобразование невозможно: нельзя, к примеру, отказавшись от просмотра какого-нибудь вестерна, получить пару тарелок, стакан или бутылку бурбона - тех самых, которые разбиваются на пленке. такая фича ох как пригодилась бы в странах третьего мира. беззаконная мысль заводит нас еще дальше: когда-нибудь Голливуд возьмется за решение мальтузианской проблемы перенаселения. представьте массовки в фильмах катастроф... нет, нет, господа, мы не звери - узаконить такое применение мощностей киноиндустрии можно будет не раньше, чем решится федоровская проблема воскрешения мертвых. мы вернем к жизни каждую жертву гигантского цунами, нашествия инопланетян, технологической катастрофы...

по цене отказа от просмотра блокбастера, разумеется
мистер_Паррик

уголок Дурова



Дурову Павлу лафа! слоны в Telegram* из WhatsApp-a
    откочевали (), трубя гневно. остались ослы.
однофамильцу сродни огромных зверей дрессировщик:
    тот загонял в Уголок (), этот - гурьбой в Telegram.
______
* подразумевается русский вариант ударения - на последнем слоге
Sartre

поэзия на стероидах

размыть ритм дольником легко, куда сложнее - смысл метафорой. подспудно стремишься к наиболее точному его выражению, ограничиваешься общедоступными сравнениями, отбрасываешь туманные ассоциации, вызывающие наркотическое головокружение. как профессиональный спорт без анаболиков, современная поэзия не обходится без средств, которые под предлогом вскрытия глубинного смысла, скрытых связей растаскивают логические шестеренки на расстояние, исключающее сцепление. пробуксовывание зубцов логики погружает мозг в транс.

не осуждаю, и самому нравятся беззаконные тексты, вдыхаемые в ноздри через соломинку. сожалею, что моё собственное бряцание остается таким законопослушным.