I_P (partr) wrote,
I_P
partr

Народная филология(с) /Из частной переписки/


NN,

Я пожую немного затронутую во время последней встречи тему – почему трудно писать хорошую русскую прозу большого формата.

1. Произошел социальный слом. Людям, пережившим его в сознательном возрасте, необходимо его осмыслить. Для этого важно, чтобы был конечный выход, социальный результат, а его еще нет. Это переживание, обдумывание – в силу традиций русской прозы – должно быть содержанием романа. Иными словами – один из критериев, которым такой текст должен соответствовать – индивидуальное осмысление исторического пласта и т.д.

2. В-сквозь-через такое осмысление личного опыта должна даться новая национальная идея: идея художника и философа, не идея пастыря – бюрократа и священника (у них сейчас медовый месяц, кажется). Ибо спускаемое сверху - это почти уваровское православие-самодержавие-народность. Только слово «самодержавие» не звучит, чиновники одеты в Bosco и носят Rolex... Для меня (в сторону от основной темы) такой идеей является убедительное, доступное для большинства обоснование того, что вывих России из западной традиции – историческая трагедия, и что усилие ближайшего поколения нужно сосредоточить на том, чтобы вернуться where we belong. Викинги интегрировали славян в Европу, монголы выбили ее из этой колеи, раздоры вокруг религиозных догматов (читай, вокруг влияния на прихожан) подлили масла в огонь. Строить очередную самость-на-нефти, надувая щеки, боярствуя – самоубийственно и выгодно лишь пастырям, не пастве (еще раз - это в сторону). Возвращение, о котором я толкую, возможно, не иллюзорно только в том случае, когда оно будет поставлено на экономические рельсы. Ельцинский «режим» не сделал главного – не обеспечил достаточной политической стабильности и законодательной базы для того, чтобы частный западный капитал принес в страну критическую массу инвестиций, менеджмента и технологий. Эта инъекция костного мозга позволила бы России в кратчайшие исторические сроки преодолеть последствия того, что собственные кроветворные ткани были повреждены жестким рентгеновским облучением коммунистического режима. Возвращаясь к литературе: в какой-то степени хорошая проза должна влиять на сознание в этом духе: убеждать маловеров, противостоять угарному шовинизму, показывать недальновидность теперешнего углеводородного курса, собирать силы рассеянной российской диаспоры для оказания необходимой помощи и т.д. Конечно, хороший художественный текст не может быть агитпропом, но и обойти эти вещи не удастся.

3. Сломан железный занавес: язык, литература свободнее общаются с тем, что происходит вокруг, что пишут за рубежом (проблематика, формальные конструкции и т.д.). Хорошая проза, основываясь на российском матерьяле, должна это учитывать, не быть непроницаемой для строннего наблюдателя, соответствовать уровню проблем, стоящих перед людьми, перед современной литературой за пределами наших пространных границ и –чем черт ни шутит?– предлагать свои решения. С этой и прочих точек зрения, возможно, лучшим кандидатом в авторы хорошего романа является человек из диаспоры, неравнодушный, любящий, переживший российский опыт как личный и, вместе с тем, имеющий за душой другое, то есть незашоренный, способный видеть Россию извне, частью целого, не раб космогонии, в которой шестая часть, как Солнце, поставлена в центр Вселенной.

4. Да, разумеется, существует природой ли, богом ли заложенное человеческое любопытство, которое, будучи поставлено на промышленную основу, обеспечило невиданный научный прогресс. И, таким образом, породило немало проблем, ибо моральное осмысление открываемых возможностей отстает от их быстро приносящего политические или материальные дивиденты применения на практике. Банальные примеры: ОМП, контроль рождаемости, эвтаназия и проч. Разумеется, анализ последствий научного прогресса – задача философии, затем - хорошей литературы. Но насколько приоритетна эта тема для русской прозы? Да, у России свой уникальный опыт огосударствления науки для достижения глобальных, идеологических, имперских целей. Он интересен и многому может научить. Но думаю, что по сравнению с тем, с чего начиналось это затянувшееся письмо – осмыслением социальным – это задача второго плана.

5. И, наконец, образ жизни теперешних литераторов: вынужденная поденщина, глянец, реклама – не способствует работе, которую необходимо затратить, чтобы написать большую вещь.


И.
Tags: history, lj, politics, thoughtful spot, народная филология
Subscribe

  • Шекспир и Компания®

    документалист Кен Бёрнс снял трехчастный фильм о Хемингуэе ( ↑). все как в любимой «Истории джаза»: прекрасная подборка фотографий и…

  • глобальное потепление

    какой прорыв июля по весне! он жжет, как рэпер взмыленный, неистов. случилось ли такое по вине синоптиков? синода глобалистов? так вот огонь,…

  • визит в процедурный

    Спутник? какая ошибка! во времена болезненной коррекции гендерных перекосов и войны препаратов резонно было назвать вакцину Спутницей. зачем…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Шекспир и Компания®

    документалист Кен Бёрнс снял трехчастный фильм о Хемингуэе ( ↑). все как в любимой «Истории джаза»: прекрасная подборка фотографий и…

  • глобальное потепление

    какой прорыв июля по весне! он жжет, как рэпер взмыленный, неистов. случилось ли такое по вине синоптиков? синода глобалистов? так вот огонь,…

  • визит в процедурный

    Спутник? какая ошибка! во времена болезненной коррекции гендерных перекосов и войны препаратов резонно было назвать вакцину Спутницей. зачем…