I_P (partr) wrote,
I_P
partr

за мной, читатель... etc

в 'Заметках на полях "Имени розы"' Эко пишет:
На какого идеального читателя ориентировался я в моей работе? На сообщника, разумеется. На того, кто готов играть в мою игру. Я хотел полностью уйти в средневековье и зажить в нем, как в своей современности (или наоборот). Но в то же время я всеми силами души хотел найти отклик в лице читателя, который, пройдя инициацию – первые главы, станет моей добычей. То есть добычей моего текста. И начнет думать, что ему и не нужно ничего, кроме того, что предлагается этим текстом. Текст должен стать устройством для преображения собственного читателя. Ты думаешь, что тебе нужен секс или криминальная интрига, где в конце концов виновного поймают? И как можно больше действия? Но в то же время тебе совестно клевать на преподобную тошнятину, состряпанную из «рук покойницы» и «монастырских застенков»? Отлично. Так я тебе устрою много латыни, и мало баб, и кучу богословия, и литры крови, как в Гран-Гиньоле. И ты в конце концов у меня взвоешь: «Что за выдумки! Я не согласен!» И тут-то ты уже будешь мой, и задрожишь, видя безграничное всемогущество Божие, выявляющее тщету миропорядка. А дальше будь умницей и постарайся понять, каким способом я заманил тебя в ловушку. Ведь я же, в конце концов, предупреждал тебя! Ведь я столько раз повторил, что веду к погибели! Но прелесть договоров с дьяволом в том и состоит, что, подписывая, прекрасно знаешь, с кем имеешь дело. Иначе за что бы такое вознаграждение – ад?
Поскольку целью моей было представить в приятном свете единственное, что нас по-настоящему страшит, – а именно метафизический ужас, – я не мог не остановиться, из всех типов сюжетов, на самом метафизическом и философском. То есть на детективном.
признаться, приступив к "Имени..." в первый раз, я легко одолел квалификационные главы, но сломался на Гран-Гиньоле. эстетическое отторжение оказалось сильнее метафизического влечения, зова разверстой бездны - вид мертвого монашка, плавающего в бочке крови от свежей убоины, был настолько мерзок, что я взбрыкнул, не подчинился всевластию текста и отбросил книгу на заваленный 'Коммерсантом' столик. по прошествии нескольких лет, упрекнув себя в малодушии, я приступил к роману во второй раз и попался в расставленную ловушку, покатился, как шар в лузу.

но и тут - ужо тебе, покойный автор! - не смог катара от вальденса, как ты ни бился, отличить
Tags: books
Subscribe

Posts from This Journal “books” Tag

  • нельзя за флажки(c)

    купил аудиоверсию истории Василья Осиповича Ключевского; 101 час заунывного чтения - не кот начхал. он теперь мой Мурлыка, моя Арина Родионовна:…

  • не доставайся же ты никому(с)

    Брантом пишет о неком приговоренном албанце, висельнике, выпросившем свидание с хорошенькой женой и скусившем ей кончик носа из ревности к будущему…

  • наперегонки

    1848-51 гг., отречение Луи-Филиппа, чехарда Временных правительств, захлебнувшихся кровью синеблузых баррикад*, Парламентских ассамблей,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments