I_P (partr) wrote,
I_P
partr

Category:

Boul de suif (о любви к пышным формам)

рассказ о Софье Палеолог историк наш расшивает блестками сдержанного остроумия. в самом деле, можно ли обойтись без, кроя́ платье венценосной особы?
«Иван (III, p) был женат два раза. Первая жена его была сестра его соседа, великого князя тверского, Марья Борисовна. По смерти ее (1467 г.) Иван стал искать другой жены, подальше и поважнее. Тогда в Риме проживала сирота племянница последнего византийского императора Софья Фоминична Палеолог. Несмотря на то что греки со времени флорентийской унии сильно уронили себя в русских православных глазах, несмотря на то что Софья жила так близко к ненавистному папе, в таком подозрительном церковном обществе, Иван III, одолев в себе религиозную брезгливость, выписал царевну из Италии и женился на ней в 1472 г. Эта царевна, известная тогда в Европе своей редкой полнотой, привезла в Москву очень тонкий ум и получила здесь весьма важное значение. Бояре XVI в. приписывали ей все неприятные им нововведения, какие с того времени появились при московском дворе. Внимательный наблюдатель московской жизни барон Герберштейн, два раза приезжавший в Москву послом германского императора при Ивановом преемнике, наслушавшись боярских толков, замечает о Софье в своих записках, что это была женщина необыкновенно хитрая, имевшая большое влияние на великого князя, который по ее внушению сделал многое. Ее влиянию приписывали даже решимость Ивана III сбросить с себя татарское иго. В боярских россказнях и суждениях о царевне нелегко отделить наблюдение от подозрения или преувеличения, руководимого недоброжелательством. Софья могла внушить лишь то, чем дорожила сама и что понимали и ценили в Москве. Она могла привезти сюда предания и обычаи византийского двора, гордость своим происхождением, досаду, что идет замуж за татарского данника. В Москве ей едва ли нравилась простота обстановки и бесцеремонность отношений при дворе, где самому Ивану III приходилось выслушивать, по выражению его внука, «многие поносные и укоризненные слова» от строптивых бояр. Но в Москве и без нее не у одного Ивана III было желание изменить все эти старые порядки, столь не соответствовавшие новому положению московского государя, а Софья с привезенными ею греками, видавшими и византийские и римские виды, могла дать ценные указания, как и по каким образцам ввести желательные перемены. Ей нельзя отказать во влиянии на декоративную обстановку и закулисную жизнь московского двора, на придворные интриги и личные отношения; но на политические дела она могла действовать только внушениями, вторившими тайным или смутным помыслам самого Ивана.» ()
куда его иронии до злоязычия Луиджи Пульчи, приближенного Лоренцо Великолепного, ставшего свидетелем заочной свадьбы Софьи в Риме и описавшего это событие в письме, адресованном Лоренцо.
«Мы вошли в комнату, где на высоком помосте сидела в кресле раскрашенная кукла. На груди у нее были две огром­ные турецкие жемчужины, подбородок двойной, щеки тол­стые, все лицо блестело от жира, глаза распахнуты, как плошки, а вокруг глаз такие гряды жира и мяса, словно вы­сокие дамбы на По. Ноги тоже далеко не худенькие, таковы же и все прочие части тела — я никогда не видел такой смешной и отвратительной особы, как эта ярмарочная шу­тиха. Целый день она беспрерывно болтала через переводчи­ка — на сей раз им был ее братец, такая же толстоногая ду­бина. Твоя жена, будто заколдованная, увидела в этом чудище в женском обличье красавицу, а речи переводчика явно доставляли ей удовольствие. Один из наших спутников даже залюбовался накрашенными губами этой куклы и счел, что она изумительно изящно плюется. Целый день, до самого вечера, она болтала по-гречески, но есть и пить нам не давали ни по-гречески, ни по-латыни, ни по-итальянски. Впрочем, ей как-то удалось объяснить донне Клариче (жена Лоренцо, p), что на ней узкое и дурное платье, хотя платье это было из богатого шелка и скроено по меньшей мере из шести кусков материи, так что ими можно было накрыть купол Санта-Мария Ротонда. С тех пор мне каждую ночь снятся горы масла, жира, сала, тряпок и прочая подобная гадость.» ()
как бы то ни было, оба текста служат доказательством того, что любовь к пышным формам - идет ли речь о придворном этикете или о женщинах - у нас в крови
Tags: history, just kiddin'
Subscribe

Posts from This Journal “history” Tag

  • он не протестант, не католик(с)

    к дню св. Патрика - краткий курс ирландской истории от Тамары Натановны Эйдельман. прекрасная подпорка, без которой легко сломать шею в…

  • Уния-3. Кончили за упокой

    ...по мере того, как Михаил Александрович забирался в дебри, в которые может забираться, не рискуя свернуть себе шею, лишь очень образованный…

  • Уния-2. Суть соглашения

    ... мишура, сопутствовавшая приему константинопольской делегации, довольно быстро облетела. Иоанн Палеолог обнаружил, что поставил не на ту карту: в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

Posts from This Journal “history” Tag

  • он не протестант, не католик(с)

    к дню св. Патрика - краткий курс ирландской истории от Тамары Натановны Эйдельман. прекрасная подпорка, без которой легко сломать шею в…

  • Уния-3. Кончили за упокой

    ...по мере того, как Михаил Александрович забирался в дебри, в которые может забираться, не рискуя свернуть себе шею, лишь очень образованный…

  • Уния-2. Суть соглашения

    ... мишура, сопутствовавшая приему константинопольской делегации, довольно быстро облетела. Иоанн Палеолог обнаружил, что поставил не на ту карту: в…