I_P (partr) wrote,
I_P
partr

Category:

мето́да

... расставаясь с текстом, замечу, что "Прозрачные вещи" - роман методический; мето́да эта заявлена уже в самом названии, и читателю недолго ждать разъяснения сути:

«Когда мы сосредотачиваем внимание на материальном объекте, как бы ни был он расположен, самый акт сосредоточения способен помимо нашей воли окунуть нас в его историю. Новичкам следует научиться скользить над материей, если они желают, чтобы материя оставалась во всякое время точно такой, какой была. Прозрачные вещи, сквозь которые светится прошлое!

Особенно трудно удерживать в фокусе поверхность вещей – рукодельных или природных, – по сути своей недвижных, но изрядно помыканных ветреной жизнью (вам приходит на ум, и правильно делает, камень на косогоре, над которым за неисчислимые годы, просновало многое множество разных зверюшек): новички, весело напевая, валятся сквозь поверхность и глядишь, уже с детской отрешенностью смакуют кто историю этого камня, а кто вон той вересковой пустоши. Поясняю. Тонкий защитный слой промежуточной реальности раскинут поверх искусственной и естественной материи, и если вам угодно остаться в настоящем, при настоящем, на настоящем, – то уж постарайтесь не прорывать этой напряженной плевы. Иначе неопытный чародей может вдруг обнаружить, что он уже не ступает больше по водам, а стойком утопает в окружении удивленно глазеющих рыб. Подробности следом.»

Нетрудно догадаться, что автор немедленно отступает от декларированного им же самим принципа скольжения по поверхности/настоящему, проваливается под лед, подергивающий всё одушевленное/неодушевленное в пределах досягаемости пишущей машинки. В каком-то отношении мето́да его - ответвление рентгеноскопии и радиоуглеродного анализа, и дело за малым - выбрать подходящий объект исследования и обрушить на него всю мощь высокотехнологичной самописки (пишущей машинки, клавиатуры... you name it). Насколько знаю, никаких этических конвенций относит. того, как следует обращаться с персонажами, в писательских кругах не существует (здесь члены ПЕН-клуба отстают от естествоиспытателей). Наш автор - опять-таки вопреки заявленной деликатности

«А, вот и нужный мне персонаж. Привет, персонаж! Не слышит.
[...]
Привет, персонаж! Что такое? Не надо меня оттаскивать. Не собираюсь я к нему приставать. Ну ладно, ладно. Привет, персонаж... (в последний раз, шепотком).»

- потрошит героя и в хвост и в гриву.

Что можно противопоставить такому бесцеремонному напору? Как выразить солидарность с подопытным кроликом, попавшим в поле зрения безжалостного препаратора, проникающего в каждую пору тела, в каждую борозду и извилину мозга беззащитного персонажа? Не линчевать же его, в самом деле? Не осквернять же прах, покоящийся в земле какого-нибудь скалистого кантона?

Нет, но у читателей (тех самых рыб из цитаты под катом) есть способ отмщения за ни в чем не повинную жертву... Перед нами лабораторный журнал, отчет о проделанной работе, ее результат - текст, вышедший из-под контроля натешившегося автора.

выпотрошим его так же безжалостно, как автор - своего героя
Tags: just kiddin', народная филология
Subscribe

Posts from This Journal “народная филология” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment