I_P (partr) wrote,
I_P
partr

"Лолита" как роман о гибели богов

в лекции () о "Лолите" (она недавно бурно обсуждалась в популярном блоге) Дмитрий Львович объявляет войну метафорическим трактовкам романа, говорит о том, что всяк норовит интерпретировать текст таким образом, чтобы лишить его плотского содержания. попыток-де таких был вагон и маленькая тележка. с риском переломить хребет верблюду (ось - тележке) добавлю еще одну.

красота спасет мир? нет погубит. точнее, они с миром обречены на взаимоистребление. восхищение, стремление к красоте - в предельном выражении - вожделение, безраздельное физическое обладание. предельное, грубое обладание губит красоту. стремление к ней как к единственной ценности, единственному ориентиру обостряется во время тотальной дегуманизации ("Лолита" - роман послевоенный). но и красота - не идеальная едва облеченная в плоть Симонетта Веспуччи, модель Сандро Ботичелли. здесь она наделена ограниченными средствами самообороны, воплощена в живой, смышленой, испорченной, колючей девочке. красота - в меру отпущенного - сопротивляется цепким объятиям Умберто Умбертовича и одновременно трогательно-беспомощна, обречена в очерченном мирке самодвижущейся тюрьмы, одинаково стеснительной для палача и для жертвы. и сопротивление и беспомощность последней обостряют чувство вины героя; он гибнет в результате самосуда, избирая окружной суд как простое орудие расправы. иными словами, в отместку за собственную гибель красота запускает механизм этического самоуничтожения, заложенную в герое шестеренку 'морального закона внутри нас'.

ключ к "Лолите" - в приведенном Дмитрием Львовичем зарифмованном афоризме автора: The moral sense in mortals is the duty / We have to pay on mortal sense of beauty. драматическое напряжение создается за счет коллизии красоты и морали в их предельных выражениях. автор ведет их по пути взаиморазмена, взаимоистребления (ведь гибнет единственный на весь роман носитель истинной, а не напускной, морали). если вспомнить о принадлежащей Борхесу классификации сюжетов мировой литературы (без этого сейчас никуда), то "Лолиту" можно отнести к четвертому типу - роману о самоубийстве бога.

с поправкой на язычество, на повадки античных или германских небожителей - о гибели, взаимоистреблении богов
Tags: народная филология
Subscribe

Posts from This Journal “народная филология” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments