I_P (partr) wrote,
I_P
partr

Categories:

Уния-2. Суть соглашения

... мишура, сопутствовавшая приему константинопольской делегации, довольно быстро облетела. Иоанн Палеолог обнаружил, что поставил не на ту карту: в начале переговоров Базельский собор был куда представительней Феррарского, и отступные (финансовая и военная помощь) за объединение при главенстве Ватикана и пересмотре догматов и обрядов в пользу католических, грозили обернуться ничем. Император решил взять паузу, в рамки которой уложились события, достойные романа Эко: борьба между Базелем и папой, низложение Евгения IV, избрание антипапы, перетягивание базельских прелатов в Феррару/Флоренцию, смерть Константинопольского патриарха, обнищание, бескормица и насильственное удержание византийской делегации, моровая язва как в Ферраре, так и в Базеле (чума на оба ваших дома(с)), переезд собора во Флоренцию и т.д. и т.п. Опущу сочные подробности, желающие могут обратиться к первоисточнику.

На чем же сошлись представители обеих конфессий? Первые из четырех пунктов повестки: квасной хлеб vs. опресноки, свойства чистилища и даже верховенство Ватикана не вызвали серьезных разногласий, по ним нашлись компромиссные, сглаживающие углы формулировки. Камнем преткновения стал 'filioque', вопрос об исхождении Святого Духа (только от Отца у православных и как от Отца, так и от Сына у католиков). О подробностях введения этой позднейшей вставки на поместном соборе в Толедо () и ее распространении на Западе () я писал в прошлой жизни. Прения сторон по этому вопросу Гиббон описывает следующим образом:

«Исхождение Святого Духа от одного Отца или от Отца и Сына составляло такой догмат веры, который гораздо глубже проник в человеческое сознание, и на соборных заседаниях в Ферраре и во Флоренции латинская прибавка слова filioque была разделена на два вопроса: легальна ли она (т.е., имели ли право последующие соборы переписывать Никейский символ веры, p) и православна ли. [...] Что касается сущности этого догмата, то аргументы обеих сторон были одинаково вески и спорам не предвиделось конца; рассудок приходит в замешательство при мысли об исхождении Божества; положенное на алтаре Евангелие не давало на этот счет никаких указаний; разнородные тексты писаний св. отцов могли быть извращены подлогом или могли быть истолкованы софистами вкривь и вкось, а греки были незнакомы ни с характером латинских святых, ни с их богословскими произведениями. Мы можем быть уверены только в том, что ни одну из двух партий не могли убедить аргументы противников. Разум может просветить человека, зараженного предрассудками, а более точное и более полное знакомство с предметом, доступным для нашего понимания, может исправить составленное по первому взгляду ошибочное о нем мнение; но епископы и монахи с детства привыкли повторять формулу, составленную из таинственных слов; и честь их нации и их личная честь зависели от повторения тех слов, а их узкие умы ожесточились и воспламенились от раздражительных публичных диспутов.

[...]*

В договор между двумя нациями было предложено внести несколько таких формул соглашения, которые могли бы удовлетворить латинов, не унижая греков; слова и частицы речи взвешивались до тех пор, пока богословские весы не склонились слегка на сторону Ватикана. Было решено (я должен просить от читателя особого внимания), что Святой Дух исходит от Отца и Сына, как из одного принципа и как из одной субстанции; что он исходит через Сына, так как одной с ним натуры и субстанции, и что он исходит от Отца и Сына одним дуновением (spiration) и произрождением.

[...]

В достопамятный день 6-го июля (1439 г., p) преемник св. Петра и преемник Константина воссели на своих тронах; обе нации собрались во Флорентинском соборе; их представители — кардинал Юлиан и архиепископ никейский Виссарион взошли на кафедру и, прочитав акт соединения — каждый на своем языке, — обнялись от имени и перед глазами своих собратьев среди выражений общего одобрения. Затем папа отслужил вместе со своим духовенством римскую обедню; символ веры был пропет с присовокуплением filioque; для одобрения со стороны греков служило плохим оправданием непонимание этого благозвучного, но невнятно произнесенного слова, а более добросовестные латины отказались публично совершать какие-либо византийские обряды.» (, )
_____
* здесь вырезана существенная часть текста с подробностями того, как удалось добиться компромисса

Под занавес поупражняюсь в альтернативной истории, занятии сколь безобидном, столь и бессмысленном. Устрой Флорентийская уния православную паству, объединенная рать Востока и Запада могла бы отстоять Константинополь и проливы. Cумей митрополит Киевский Исидор (), активный сторонник унии и участник событий, преодолеть сопротивление Василия II Темного и брадатого московского клира, нас ждала бы другая история.

но это уже совсем другая история
Tags: history, Гиббон пишет
Subscribe

Posts from This Journal “Гиббон пишет” Tag

  • Уния-3. Кончили за упокой

    ...по мере того, как Михаил Александрович забирался в дебри, в которые может забираться, не рискуя свернуть себе шею, лишь очень образованный…

  • Уния-1. Начали за здравие

    На какой бы ноте расстаться с Гиббоном? Наверное, на той, которая продолжает тему церковного раскола ( ↑) - я был ей ужален еще во младенчестве,…

  • схизма

    ...что касается разделения церкви на православную и католическую, то Гиббон затрагивает тему мельком, посвящает ей одну-две страницы. историк…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments