I_P (partr) wrote,
I_P
partr

Categories:

Уния-3. Кончили за упокой



...по мере того, как Михаил Александрович забирался в дебри, в которые может
забираться, не рискуя свернуть себе шею, лишь очень образованный человек...


Однако Флорентийская уния обернулась утопией. «Последние надежды разрушившегося города и разрушившейся империи, - пишет Гиббон, - возлагались на сердечное согласие между матерью и дочерью, на материнскую нежность Рима и на дочернюю покорность Константинополя. На Флорентийском соборе греки и латины и обнимались, и подписывались, и обменивались обещаниями; но эти выражения дружбы были притворны и бесплодны, и все химерическое здание унии скоро исчезло как сон.» ()

Действительно, в Константинополе Иоанна VIII ждала более чем прохладная встреча.

«Лишь только император высадился на византийский берег, его встречали или, верней, осыпали выражениями неудовольствия, в которых сказывалось религиозное рвение. Во время его отсутствия, продолжавшегося более двух лет, столица была лишена своих светских и духовных правителей; фанатизм усилился среди анархии; самые свирепые монахи стали владычествовать над совестью женщин и ханжей, и ненависть к латинам сделалась главным принципом жизни и религии.» ()

Гиббон подробно описывает недовольство мирян и клира, отторжение Флорентийской унии патриархами Александрии, Антиохии и Иерусалима, злоключения сторонника унии деятельного Киевского митрополита Исидора в Москве. Нет, папа Евгений IV не покладал рук в попытках организовать военную помощь Константинополю, но не сумел добиться большего, чем поход объединенных сил венгров, поляков и албанцев, окончившийся поражением под Варной (1444 г.).

Исидор - в то время легат папы Николая V - оказался участником последнего акта драмы, падения Константинополя (1453 г.). Присланный по просьбе последнего императора Константина XI Палеолога, возобновившего попытки воссоединения конфессий, Исидор отслужил мессу в Софийском соборе. Служба, проведенная за полгода до взятия города войсками Мехмеда II, явилась причиной очередной вспышки религиозного фанатизма,

«Но облачение и язык того латинского священника, который совершал у алтаря богослужение, были предметом скандала для греков, которые с ужасом заметили, что он освящал пресный хлеб и вливал холодную воду в чашу св. Причастия.

[...]

Жители обоего пола и всех сословий толпами устремились из Софийского собора к келье монаха Геннадия, чтобы спросить совета у этого оракула церкви. Святого человека нельзя было видеть, потому что он, как следовало полагать, был погружен в глубокие думы или в мистический экстаз; но он выставил на дверях своей кельи красноречивую дощечку, на которой верующие мало помалу прочли следующие грозные слова: “Несчастные римляне! Зачем хотите вы отрекаться от истины; зачем хотите вы полагаться на итальянцев, вместо того чтоб возлагать ваши упования на Бога? Утрачивая вашу религию, вы утратите и ваш город. О Боже! сжалься надо мной. Я заявляю перед Тобой, что я невиновен в этом преступлении. Несчастные римляне, одумайтесь, не торопитесь и покайтесь. С той минуты как вы откажетесь от религии ваших предков и впадете в нечестие, вы поступите в рабство к иноземцам”. Чистые, как ангелы, и гордые, как демоны, девственницы, посвятившие себя Богу, отвергли по совету Геннадия акт соединения и отказались от всякого общения с настоящими и будущими сообщниками латинов, а большая часть духовенства и народа одобрила их решение и последовала их примеру.

[...]

Лишь только Софийский собор был осквернен латинским богослужением, духовенство и народ стали удаляться от него, как удалялись от еврейских синагог или от языческих храмов, и мрачное безмолвие стало царить под обширными и великолепными церковными сводами, которые так часто оглашались молитвами и благодарственными молебнами среди облаков фимиама и при блеске бесчисленных светильников.» ()

не угасавшего до последних содроганий Восточной Римской империи.

«Они (жители Константинополя, p) стали стекаться из всех частей города в Софийский собор; в течение одного часа отцы семейств и мужья, женщины и дети, священники, монахи и посвященные Богу девственницы наполнили святилище, хоры, среднюю часть церкви, верхние и нижние галереи; они загородили изнутри церковные двери и надеялись найти безопасное убежище под теми самыми священными сводами, которые еще так недавно внушали им отвращение, потому что считались оскверненными нечестием. Их надежда была основана на предсказании одного энтузиаста или обманщика, что турки войдут в Константинополь и будут преследовать греков до колонны Константина, возвышающейся на площади перед Софийским собором, но что это будет концом всех бедствий; тогда ангел сойдет с небес с мечом в руке и вместе с этим небесным оружием отдаст империю во власть бедного человека, сидящего у подножия колонны. “Возьми этот меч, — скажет он, — и отомсти за народ Божий”. При этих словах турки немедленно обратятся в бегство, а победоносные греки выгонят их с Запада и из всей Анатолии вплоть до границ Персии. По этому-то поводу Дука () вполне основательно, хотя и в причудливых выражениях, укорял греков за их раздоры и за их упорство. “Если бы этот ангел действительно появился, — восклицает историк, — и если бы он обещал вам истребить ваших врагов с тем условием, что вы согласитесь на соединение церквей, — и тогда, в эту критическую минуту, вы или отвергли бы это средство спасения, или обманули бы вашего Бога”.

Между тем как греки ожидали появления запоздавшего ангела, турки разбили церковные двери топорами, а так как они не встретили никакого сопротивления, то стали без пролития крови выбирать и оберегать своих пленников.» ()

вот и конец, как в сказочке старушки. давно пора поставить точку в истории о том, как состоящая из пригоршни букв вставка в документ () способна определять судьбы стран и народов на протяжении многих сотен лет.
Tags: history, Гиббон пишет
Subscribe

Posts from This Journal “Гиббон пишет” Tag

  • Уния-2. Суть соглашения

    ... мишура, сопутствовавшая приему константинопольской делегации, довольно быстро облетела. Иоанн Палеолог обнаружил, что поставил не на ту карту: в…

  • Уния-1. Начали за здравие

    На какой бы ноте расстаться с Гиббоном? Наверное, на той, которая продолжает тему церковного раскола ( ↑) - я был ей ужален еще во младенчестве,…

  • схизма

    ...что касается разделения церкви на православную и католическую, то Гиббон затрагивает тему мельком, посвящает ей одну-две страницы. историк…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments