January 22nd, 2007

Sartre

Опера или джаз? Цена вопроса

Любимый эпизод "La nausée" (я, как персонаж "Пены дней" Шик, больше ничего не читаю) – первый приступ тошноты, настигший нашего Евгения – Антуана Рокантена в "Приюте путейцев". Чем бы ни был вызван припадок – фиолетовыми подтяжками Адольфа или же отсутствием хозяюшки "Приюта" Франсуазы, единственное спасение Антуана – патефон с набором пластинок, в числе которых старая запись "Some of thеse days". Чудо эпизода - в страхе, испытываемом Рокантеном в тот момент, когда Мадлена крутит ручку нехитрого музыкального устройства. Наш герой боится, что официантка ошибется пластинкой, и вместо джазированного регтайма прозвучит ария из «Cavalleria Rusticana*». В этом случае Антуан будет обесчещен, низринут в экзистенциальный Ад. Но, к счастью, Мадлена точна, и Негресса спешит пролить в грудь героя свой свинг, свой нежный tune. Антуан оказывается внутри музыки, он плещется в ее околоплодных водах; он защищен от плавящихся, аморфных, обесформленных объектов внешнего мира, от его смазаных масляных красок. Предметы вовне отвердевают и приобретают привычные очертания; Адольф вешается на фиолетовых подтяжках, наш герой спасен.

Удивительно, как музыка, появившаяся на белый свет в родильном отделении Сторивилля при сочувствии&содействии повивальных бабок - новоорлеанских проституток, стала религией интеллектуалов Левого берега Сены. Партрова Негресса – Мария Магдалина бульвара Сен-Жермeн, Ева Евангелий от Бадди Болдена, Джелли Ролл Мортона, Джо Оливера и Микки Сачелмауса.

----
*"Сельская честь"