October 8th, 2007

Sartre

Развивая Декарта

В "Размышлении о Чоране" Сюзанна Зонтаг выводит (приводит?) сильную, самоубийственную формулу, подытоживающую развитие западного ratio (и не только). В переложении:
Я мыслю, следовательно, прекращаю существование.
Оттуда же:
В "Преимуществах изгнания" и лапидарной "Демиургии слова" он (Чоран) показывает, как призвание писателя, особенно поэта, ведет к невыносимой самонедостоверности. Страдают все, но, перенося свои страдания в книгу, приходишь лишь к "тиражированию собственной неразберихи, грошовых ужасов и старомодных восторгов". Впрочем, вряд ли призвание философа чем-то лучше. (И философия, и искусство, пишет Чоран в "Стиле как шансе", - это могила разума.) Но - насколько могу судить - философия, на взгляд Чорана, по крайней мере, соблюдает приличия. Падкий на славу или богатство переживаний ничуть не меньше поэта философ, может быть, глубже понимает - и выше ценит - сдержанность невыразимого.
Via "Нашествие варваров" Дени Аркана.