October 31st, 2015

Sartre

непререкаемый

переходя от сцены первого утоления (мамаша на воскресной проповеди, гостиная), где всё - движение, подчиняющееся ритму нехитрого шлягера, к сцене, где божий промысел устранил набожное препятствие: Лоун Стрит, группы фигур, неподвижность которых оттенена мечущимся от одной к другой безмозглым сеттером, - понимаешь, как он был хорош.