June 11th, 2020

Sartre

о танцах за плугом

под катом - выдержки из арзамасской лекции почтенного С. Гандлевского "P.S. Зачем вообще стихи?" (). отталкиваясь от известного толстовского высказывания (сочинять стихи - всё равно, что танцевать за плугом), поэт делится своими соображениями, которые кажутся слишком строгими.

Collapse )

выставляя такую высокую планку, Гандлевский поднимает лирника на километровую высоту и выбрасывает его, инструктора-парашютиста в связке с единственным (от силы двумя) 'восприимчивым' читателем, за борт.

природа не терпит пустот, вакуум между 'стихами для детских утренников' и теми строками, которые берут планку Г-ского, способны подняться так высоко, должен быть заполнен 'крепкой' продукцией многочисленного отряда пишущих в столбик. иначе откуда взяться всем этим 'диковинным техническим ухищрениям'? как им научиться? навыки 'ходьбы на лыжах' не берутся сами собой и даже будущим чемпионам даются непросто. в придачу, значительная часть 'восприимчивой' аудитории и сама грешит сочинительством. иначе - те, кто стишки 'почитывает', их же и пописывает. читать бесчисленные их опусы, возможно, не резон, но оставлять привычку писать - перед лицом непосильности задачи, которую ставит максималист Г-ский, - не стоит. вспомним известную нобелевскую лекцию, где сказано, что поэт - средство к продолжению существования языка. если так, то поэзия (не штучная, не элитарная) - его, языка, лаборатория, родильное отделение и дом престарелых. здесь рождаются, оттачиваются и умирают (а иногда и чудесным образом воскрешаются) формы выражения мысли и эмоций. сюда, как на сборный пункт, приходят тысячи новобранцев. здесь воспитывается вкус, формируется тот самый 'восприимчивый' читатель.

способы возделывания языка отличаются от принятых в земледелии.

здесь танцуют