I_P (partr) wrote,
I_P
partr

Category:

Г-жа Президентша

В каком-то давнем споре с объявившей войну президентше де Турвель Артенис я назвал героиню ШдЛ гугеноткой. Указом, который был подписан Людовиком XIV лет за сто до описываемях в романе событий, большая часть гугенотов была вытеснена из страны. Часть протестантов перешла в католичество (см., напр., мой пост об основателе известного коньячного дома Жане Мартелле). И хотя, забившись в провинциальные щели, гугеноты продолжали свое существование на территории Франции, я ошибался - г-жа де Турвель не была протестанткой.

Поскольку милая племянница продолжает осаждать Президентшу с рвением, не уступающим энергии волокиты Вальмона, я навел дополнительные справки:
Госпожа де Турвель является женой председателя одной из палат какого-либо из провинциальных парламентов, то есть одного из высших судебно-административных органов дореволюционной Франции. Благодаря системе покупки должностей, ставшей наследственной привилегией, члены парламентов (советники палат, президенты и т.п.) превращались в замкнутую касту - "дворянство мантии". По образованности и политическому влиянию они подчас стояли выше родовой аристократии или военно-служилой знати ("дворянства шпаги"). Но по своим более строгим нравам были патриархальнее, отличаясь и по хозяйственному укладу. Вопросы нравственности, и, в частности, религиозное благочестие, волновавшие французское общество с середины XVII века (Паскаль, Расин), имели своей питательной средой именно эти круги.
Иными словами, де Турвели - католики, дворяне с провинциальными/демократическими/бюрократическим корнями, герб которых должен был включать rond-de-cuir, "кожаную подушечку", подкладываемую на жесткие канцелярские стулья.

Однако, упомянутое выше религиозное благочестие - реакция на критику католицизма из лагеря протестантов. Вот, например, как представлял женский идеал сам Жан Кальвин. Подыскивая жену, он просил друзей свести его с женщиной скромной, услужливой, невысокомерной, неэкстравагантной и терпеливой. Чем не президентша Турвель?

Как бы то ни было, штурмуя неприступную крепость по всем правилам тактики и стратегии, бросая вызов религиозным предрассудкам, каналья Вальмон будто воплощал вольтерово "раздавите гадину" на куртуазном поле, то есть там, где рвение приносит наибольшие чувственные дивиденды. И что нам за дело, если мимоходом маркиз задумывался о спасении собственной души? В конце концов, если верить протестантскому принципу "sola gratia", оно никак не зависит от деяний грешника и находится в руцех божьих. Надеюсь, душа маркиза пребывает в раю.
Tags: history, народная филология
Subscribe

  • визит в процедурный

    Спутник? какая ошибка! во времена болезненной коррекции гендерных перекосов и войны препаратов резонно было бы назвать вакцину Спутницей. зачем…

  • аплодисменты справа

    в детородных «Быках Гелиоса», четырнадцатом эпизоде «Улисса», несносный автор блуми́тся над стилем научных статей:…

  • сват Иван, как пить мы станем(с)

    tarnegolet Гей, Люссак, как пить ты станешь, Так про свой забудешь газ, Планку, разве он товарищ? Зафигачишь квантом в глаз. А зануде…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments