I_P (partr) wrote,
I_P
partr

Форман vs. Лакло: 10 отличий

... Форман не подменил Лакло, не предложил другую развязку тугого узла, завязанного писателем, не сместил акценты, а усилил вещи, предполагаемые в тексте. Режиссер пришел не нарушить, но исполнить, и исполняет как по нотам.

Например, у Лакло маркиза де Мертей, а не виконт де Вальмон, в большей мере ответственна за развитие аморальной интриги.

В финале романа, там, где расставляются точки над i, это отражено в письме Дансени г-же де Розмонд:
Кроме того, я считал, что окажу услугу обществу, разоблачив перед ним такую опасную женщину, как госпожа де Мертей, которая, как вы сами сможете убедиться, является единственной, истинной причиной всего, что произошло между господином де Вальмоном и мною. (169)
В придачу автор расправился со своей героиней, заразив ее оспой, подвергнув остракизму, унижению проигрышем дела о наследстве покойного мужа... etc., тогда как виконт умирает славной смертью, выказывая при этом - пусть непрямо - раскаянье в содеянном (предсмертное "братание" с убийцей-Дансени, передача писем, способных восстановить все звенья интриги и тем обелить невинных).

Форман лишь подчеркнул мотив раскаянья, показав то преддуэльное вызванное нечистой совестью и заливаемое вином смятение, в котором пребывает бравый виконт. Сама его смерть - акт раскаяния: исход дуэли предрешен, т.к. Вальмон является на место мертвецки пьяным. Отдавая себя в руки Дансени, он сводит счеты с жизнью, не нарушая христианского запрета на самоубийство.

Водораздел между маркизой и виконтом - способность к раскаянью, которая лишь обозначена у Лакло, - четче проведен Форманом.

Однако Вальмон Формана не столько безнравственный интриган, как минимум - не гнушающийся, скорее же - наслаждающийся унижением и разрушением репутации своей жертвы, строящий свое инфернальное реноме на количестве и качестве преданных огласке похождений, сколько экземпляр хищника с эластичными мышцами, хищника, живущего ничем не ограниченными инстинктами. Его интеллект обслуживает рефлексы, а нравственность, чей шепот еле слышен по ходу сюжета, заявляет о себе во весь голос лишь в развязке. Следуй Форман букве Лакло, его лента была бы лишена стройности, музыкальности, которые позволяют воспринимать фильм как менуэт и относиться к режиссеру "Вальмона", скорее, как к хореографу. Музыкальности принесена в жертву и показательная расправа над маркизой, чья агония превратила бы коду в какофонию, последнее па - в падение. Счастье, что чудесная Аннетт Бениниг не явилась нам в оспенных язвах...

Наконец, примечательно и то, что Форман сохраняет ребенка Сесиль де Воланж, находящей покровительство г-жи де Розмонд. Музыкальный этот ход, являющийся залогом продолжения жизни в ее извечных формах, гарантией бесконечного повторения положений "Опасных связей", снимает моралите развязки Лакло, которому можно адресовать упрек Набокова роману Во: terribly voulu at the end.
Tags: movie, народная филология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments