I_P (partr) wrote,
I_P
partr

доля шутки

пиша (пишучи?) о двух подпитывавших друг друга течениях, московском славянофильстве и чешском/балканском панславизме, автор наш приводит анекдот:
Нам надо было противупоставить нашу народность против онемеченного правительства и своих ренегатов. [...] Чешский панславизм подзадорил славянские сочувствия в России. [...] Так, например, в конце тридцатых годов был в Москве проездом панславист Гай, игравший потом какую-то неясную роль как кроатский агитатор и в то же время близкий человек бана Иеллачича (^). Москвитяне верят вообще всем иностранцам; Гай был больше, чем иностранец, больше, чем свой, - он был то и другое. Ему, стало быть, не трудно было разжалобить наших славян судьбою страждущей и православной братии в Далмации и Кроации; огромная подписка была сделана в несколько дней, и, сверх того, Гаю был дан обед во имя всех сербских и русняцких симпатий. За обедом один из нежнейших по голосу и по занятиям славянофилов, человек красного православия, разгоряченный, вероятно, тостами за черногорского владыку, за разных великих босняков, чехов и словаков, импровизировал стихи, в которых было следующее, не вовсе христианское выражение:

Упьюся я кровью мадьяров и немцев.

Все неповрежденные с отвращением услышали эту фразу. По счастию, остроумный статистик Андросов выручил кровожадного певца; он вскочил с своего стула, схватил десертный ножик и сказал: "Господа, извините меня, я вас оставлю на минуту; мне пришло в голову, что хозяин моего дома, старик настройщик Диц - немец; я сбегаю его прирезать и сейчас возвращусь".

Гром смеха заглушил негодование.

В такую-то кровожадную в тостах партию сложились московские славяне во время нашей ссылки и моей жизни в Петербурге и Новгороде. (БиД, часть 4)
московское студенчество, которое, говорят (^), приняло участие в немецких погромах 1915 года, поди, вспоминало статистика Андросова словами: в каждой шутке есть доля шутки.

p.s. в сторону - Зингер, которого принимали за немца и громили там и сям, защитил штаб-квартиру на Невском, разместив на фасаде гордую птицу (^), белоголового орлана. он-то и спас расположенных ниже валькирий от гнева погромщиков. теперь там 'Дом книги' и уголок Дурова - офис 'ВКонтакте'.
Tags: cit, БиД
Subscribe

  • eye contact

    на какой бы ноте проститься с календарной зимой? было бы черной неблагодарностью проводить ее свистом и улюлюканьем. почему бы не помянуть добром,…

  • до новых встреч, дед

    глядя на твой красный нос, хочется удариться вприсядку под домотканую державинскую анакреонтику. да не перед кем ломиться - румяная снегурка сомлела…

  • holy smoke, или Введенский зимой

    ↓ clickable (1200x900 ~0.5 Mb) Oly 12 mm f/2.0, 25 mm f/1.8

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments